Острая интестинальная ишемия

Острая интестинальная ишемия

Острая интестинальная ишемия: диагностика и хирургическое лечение.
Баешко А.А., Климович В.В., Юшкевич В.А., Рогов Ю.И., Климук С.А.
Белорусский государственный медицинский университет
(Материалы конференции 2002, том 1: 48-50)

ACUTE INTESTINAL ISCHEMIA: DIAGNOSIS AND SURGICAL TREATMENT.
Baeschko A.A., Klimovich V.V., Yushkevich V.A., Rogov Y.I., Klimuk C.A.
State Medical University, Minsk, Belarus

Abstract. Acute intestinal ischemia (AII), an intra-abdominal catastrophe, is associated with a high death rate. 346 patients (29-97 years) presented with acute intestinal ischaemia. The diagnosis was based on clinical suspicion, laboratory tests, roentgenographic and laparoscopic findings, Doppler sonography, angiography, or postmortem examination. In majority of patients the diagnosis was established on the laparotomy. The overall mortality rate was 80%, in patients with limited acute intestinal ischemia — 40%.

Key words: Acute intestinal ischemia, diagnosis, treatment.

Введение. Острая мезентериальная ишемия (ОМИ) — экстренная сосудистая патология органов брюшной полости, сопровождающаяся высокой (85 – 100%) летальностью, не имеющей тенденции к снижению 2. Результаты оказания помощи больных с ОМИ зависят во многом от раннего распознавания ее и патогенетической терапии, направленной на восстановление кровотока 6.

Цель исследования – проанализировать диагностику и лечения этой патоло-гии и наметить возможные пути улучшения оказания помощи больным этой катего-рии в условиях неспециализированного многопрофильного лечебного учреждения.

Материал и методы. В основу работы положен анализ результатов диагностики и лечения ОМИ у 346 больных в возрасте от 29 до 97 лет. Мужчин было 37,3%, женщин –62,7%. Диагностику ОМИ строили на основе учета клинической симптоматики, факторов риска, данных лабораторного, рентгенологи-ческого и УЗ-исследований, лапароскопии; у части больных применены инструментальные методы исследования (ангиография, дуплексное сканирование). Результаты сопоставляли с интраоперационными и аутопсийными данными.

В зависимости от стадии заболевания выполняли резекцию кишечника и (или) реваскуляризирующие вмешательства на верхней брыжеечной артерии (ВБА). В послеоперационном периоде применяли кортикостероиды, антитромботические препараты, вазодилятаторы. Состояние кишечника после вмешательств на ВБА контролировали через 24-48 ч путем выполнения релапаротомии или лапароскопии.

Результаты и обсуждение. Частота ОМИ составила 0,07% от числа всех госпитализированных и 0,2% среди больных с острыми заболеваниями органов брюшной полости. Этиологическими факторами ее были: атеросклероз брыжеечных сосудов и(или) брюшной аорты, осложненный тромбозом (44,6%), эмболия ВБА (25,7 %), тромбоз вен (6,9 %), неокклюзионная ишемия (6,6 %), патология пристеночных сосудов (тромбоваскулит и пр.) — 4,5 %. У 11,6 % больных из-за сочетания нескольких факторов установить причину заболевания не представлялось возможным.

Тщательное изучение клинической документации больных показало, что в симптоматике ОМИ невозможно выделить признаки, которые были бы присущи только этой патологии. Неспецифичны также рентгенологические данные (пневматизация дистальных отделов кишечника, горизонтальные уровни жидкости) и результаты УЗ обследования. Возможности лапароскопии ограничены, как правило, распознаванием болезни в позднюю стадию – развития некроза кишки.

Наиболее точный метод диагностики острой ишемии кишечника — ангиграфический. С его помощью выявляются прямые признаки нарушения проходимости верхне- и нижнебрыжеечных сосудов, а так же состояние коллатерального русла. Дуплексное сканирование информативно в ранней стадии болезни; выраженный парез кишечника и анатомические аномалии сосудистого русла снижают информативность исследования.

У более чем 90 % больных диагноз установлен во время лапаротомии. Основным показанием к выполнению хирургического вмешательства были признаки перитонита, или острой кишечной непроходимости. Общебольничная летальность составила 84 %, в том числе после изолированных резекций кишечника – 40 %, в группе, оперированных на сосудах – 80 %. Причиной неблагоприятных исходов в большинстве случаев явились прогрессирующие ишемические изменения в кишечной стенке, поздняя диагностика и ошибки в лечении.

Заключение. Из-за неспецифичности симптоматики, низкой разрешающей способности традиционных и недостаточно широкого применения точных методов исследования (ангиография, дуплексное сканирование) ОМИ распознается поздно. В подавляющем большинстве наблюдений диагноз ОМИ устанавливался во время лапаротомии, предпринимаемой по поводу перитонита и (или) кишечной непрохо-димости, когда единственным методом помощи оставалась резекция кишечника.

С целью своевременной диагностики ОМИ следует шире прибегать к ультразвуковому сканированию и ангиографии у больных с неясной клинической картиной «острого живота». С их помощью можно не только установить точный диагноз, но и наметить план операции. К группе лиц повышенного риска развития инфаркта кишечника, подлежащих обследованию указанными методами, следует относить больных с окклюзионно-стенотическими поражениями артерий ног или других бассейнов, нарушением ритма сердечной деятельности, эмболическими эпизодами в анамнезе, коагулопатиями, коллагенозами, симптомами хронической мезентериальной ишемии.

При восстановлении кровотока в верхней брыжеечной артерии, обусловлен-ного ее тромбозом необходимо отдавать предпочтение шунтирующим операциям.

1. Баешко А.А., Шорох Г.П., Сысов А.В. и др. Оптимизация хирургической тактики при остром нарушении брыжеечного кровообращения // Ангиология и сосудистая хирургия. — 1995. – № 2.- Р. 34

2. Czerny M.; Trubel W.; Claeys L.; Scheuba C.; Huk I.; Prager M.; Polterauer P. Acute mesenteric ischemia // Zentralbl-Chir 1997; 122(7): 538-44.

3. Grassi R., Pinto A., Romano L., et al. Twenty-six consecutive patients with acute superior mesenteric infarction. Comparison of conventional radiology, ultrasonography, and computerized. Radiol Med Torino.- 1997; 93: 699-703.

4. McKinsey J.F., Gewertz B.L. Acute mesenteric ischemia // Surg-Clin-North-Am 1997; 77(2): 307-18.

5. Jamieson W.G. et al. The early diagnosis of massive acute intestinal ischemia // Br. J. Surgery 1992.- V. 69.- S 52-3.

6. Voltolini F., Pricolo R., Naldini G., Parziale A. Acute mesenteric ischemia. Analysis of 47 cases // Minerva Chir. 1996.-51(5):285-92.

Источник: nld.by

Острые сосудистые болезни кишечника (острая интестинальная ишемия)

(ОСТРАЯ ИНТЕСТИНАЛЬНАЯ ИШЕМИЯ)

Шифр МКБ 10 — K55.0

Проект протокола (клинические рекомендации) по диагностике и лечению ОСТРОЙ ИНТЕСТИНАЛЬНОЙ ИШЕМИИ

( Багдасаров В.В, Багдасарова Е.А., Атаян А.А.-Первый Государственный Медицинский Университет им. И.М. Сеченова)

Острая интестинальная ишемия (ОИИ) —острое нарушение мезентериального кровоснабжения тонкой кишки. Удельный вес пациентов с нарушением мезентериального кровообращения в структуре госпитализированных больных в хирургические стационары в 60–70-е годы прошлого столетия составлял от 0,1% до 0,39 %, а в настоящее время составляет 0,05 – 7,6%, от всех острых хирургических заболеваний.

Суть проблемы заключается в том, что ОИИ диагностируется поздно из-за особенностей клинической картины, отсутствия патогномоничных симптомов в первые часы заболевания и малой информативности стандартных диагностических методов исследования. Смазанная клиническая картина ОИИ с отсутствием патогномоничных симптомов приводит к тому, что нарушение кровотока в бассейне верхней брыжеечной артерии (ВБА), протекает под маской других заболеваний и верный дооперационный диагноз устанавливается лишь в 18– 45% наблюдений.

Отсутствие четкой клинической картины и трудности ранней диагностики ОИИ и, не снижающаяся с годами смертность -от 70 до 90%, вызывают сомнения в реальности оказания эффективной помощи, способствуют сохранению высокой летальности — 67- 97% при этом заболевании. Морфологические и функциональные изменения в тонкой кишке протекают так быстро, что течение заболевания может исчисляться несколькими часами. Вот почему так важна ранняя диагностика и своевременное лечение. Возникновению некроза кишки может способствовать стремительное прогрессирование воспалительного процесса и нарастание интоксикации, развитие органной недостаточности, нередко приобретающей необратимое течение. Предлагаемый протокол предусматривает применение высокоинформативных методов диагностики и малоинвазивных хирургических вмешательств.

Наиболее частыми причинами ОИИ является ишемическая болезнь кишечника, атеросклероз сердца и сосудов, ревматические пороки сердца, гипер​тоническая болезнь. У большинства больных с ОИИ отмечены нарушения сердечного ритма.

Протоколы диагностики острого нарушения мезентерального кровообращения

Острую интестинальную ишемию делят на 2 вида: окклюзионный и неок-клюзионный. Окклюзионный вид ишемии делится на эмболический (наи-более частый), который возникает в результате смещения эмболов из сердца (как осложнение фибрилляции предсердий , при заболеваниях клапанов, при​ тромбозе левого желудочка , сердечно-сосудистом атеросклерозе , атеро-матозе аорты, постинфарктных изменениях в сердце) и тромботический вид окклюзии. Острый угол отхождения верхней брыжеечной артерии от аорты делает ее «ловушкой» для эмболов. Основным источником эмболий брыжеечных артерий является левая половина сердца. Редкими источниками эмболий являются аневризмы аорты, тромбоз легоч-ных вен, флеботромбозы различной локализации. В этих случаях тромботи- ческие массы могут попасть из венозной системы в артериальный кровоток через незаращенное межпредсердное отверстие. В литературе описаны редкие виды эмболий брыжеечных артерий: бактериально-грибковую, жировую, тканью опухоли.

Тромботический вид окклюзии развивается в результате острого артериального тромбоза, который почти всегда локализуется в устье верхней брыжеечной артерии и сопровождается почти тотальной ишемией всей тонкой кишки и правой половины ободочной кишки. Образованию тромбов в ушке и предсердии способствует аритмия.

Неокклюзионное нарушение мезентериального кровообращения развивается вследствие замедления кровотока и нарушения кровоснабжения на микроциркуляторном уровне при сохраненном магистральном кровотоке. Эти нарушения связаны с различными патогенетическими факторами, которые в процессе болезни комбинируются или сменяют друг друга: низкий сердечный выброс ( при кардиогенном шоке), обкрадывание брыжеечного кровотока (при назначении инотропной поддержки), уменьшение перфузионного давления, гиповолемия, неполная окклюзия артерий, спазм брыжеечных сосудов.

Мезентериальный венозный тромбоз (окклюзия венозного кровотока) чаще всего обусловлен гиперкоагуляцией (вследствие истинной полицитемии) или замедлением портального кровотока (цирроз печени).

Особая клинико-патологическая форма острого мезентериального кровообращения тонкой кишки — воспалительное мезентериальное (мезентериальный тромбофлебит) или портальное (пилефлебит) веноокклюзионное поражение. При этом сердечная недостаточность и стойкая артериальная гипотензия (септический шок) могут привести к летальному исходу, сопровождающемуся в том числе, острой портальной гипертензией (регионарной или системной), нарушением притока портальной крови к печени, ее ишемией и нарушением кровообращения в кишечнике. При этом некрозов кишечной стенки, как правило, не возникает.

При поступлении должен быть сформулирован диагноз с указанием основной нозологической единицы и всех выявленных на этот момент осложнений.

В анамнезе следует учитывать:

• атеросклероз (сердечно-сосудистые проявления)

• порок сердечных клапанов

• диарея (жидкий стул с примесью крови возникает при некрозе слизистой)

Клиника острой интестинальной ишемии (артериальной)

Ранние симптомы ОИИ не патогномоничны. Клинические признаки зависят от вида нарушения кровоснабжения тонкой кишки, уровня окклюзии ВБА, стадии заболевания и распространенности поражения.

Клиническая картина ОИИ обусловлена стадией заболевания: I стадия (ишемия кишки) — обратимая и характеризуется рефлекторными и гемодинамическими нарушениями; во II стадии (инфаркт кишки) присоединяется интоксикация и изменения в брюшной полости; в III стадии (перитонит) отмечается выраженная интоксикация, гемодинамические расстройства и перитонеальные явления.

Степень выраженности болевого синдрома зависит от уровня окклюзии верхней брыжеечной артерии и протяженности поражения тонкой кишки.

Наиболее интенсивна боль при поражениях I сегмента ВБА. Характерной особенностью поражения I сегмента ВБА является поведение больного: из-за выраженных болей в животе наблюдается беспокойное поведение пациента: больной стонет, мечется в пределах постели, не находит удобного положения. В ишемическую фазу, особенно при окклюзии I сегмента ВБА, клиническая картина сопровождается интенсивными и острыми болями в животе, тошнотой, рвотой, жидким стулом. У подавляющего числа больных в стадии ишемии отмечается жидкий стул (ишемическое опорожнение тонкой кишки), из них у 50% больных двукратный, что приводит иногда к ошибочной госпитализации больных в инфекционное отделение.

Пульс аритмичный, артериальное давление чаще повышенное.

Особенностью отличия болевого синдрома ОИИ от такового при других острых заболеваниях брюшной полости является несоответствие его выраженности физикальным данным — мягкий живот, отсутствует мышечное напряжение передней брюшной стенки (в начальной стадии). Боль в животе в начале заболевания при ОИИ обусловлена спастическими сокращениями кишки, обычно не локализованная. Ишемическая стадия продолжается в зависимости от уровня, вида окклюзии (эмболия или тромбоз) и выраженности коллатерального кровотока от 6 до 12 час.

Ствол ВБА делят на: I сегмент ( верхний ) от устья ВБА до а.colica media , II сегмент-(средний) от а.colica media до a. ileocolica и III сегмент (нижний) от a. ileocolica до дистальных ветвей.

При тромбозе 1 сегмента ВБА наступает некроз всей тонкой и правой половины ободочной кишки .

При поражениях I сегмента ВБА боль обычно не имеет четкой локализации и распространяется по всему животу у 1/3 больных и концентрируется в эпигастральной области у 37%-40% больных, что обусловлено раздражением верхнебрыжеечного и солнечного сплетений. В 25 % случаях боль локали-зуется в правой подвздошной области и длится от нескольких часов до суток. При поражении II сегмента в 75 % боли локализуются в эпи — и мезогастрии справа и в правой подвздошной области. При поражении III сегмента в большинстве случаев боли локализуются в правой подвздошной области. В анамнезе у этих больных обычно : атеросклероз , ревматический порок сердца, инфаркт миокарда , гипертоническая болезнь нарушения ритма и др.

Эмболическую природу ОИИ подозревают, если: а) клиника острого живота развивается на фоне сопутствующей патологии сердца и идентифицирован (на основе данных эхокардиографии) вероятный источник эмболии – пристеночный тромб в левом желудочке, предсердии или ушке, кальциноз створок клапанов; б) в анамнезе уже были эпизоды эмболии в других сосудистых бассейнах (верхних, либо нижних конечностях, сонных, почечных артериях).

Для тромбоза ВБА помимо острой симптоматики у некоторых больных характерным является наличие продромальных признаков: за несколько дней либо недель до развития ОИИ появляются периодические боли в животе, тошнота, рвота, расстройство стула, вздутие живота; приступы болей обычно связаны с приемом пищи, причиной этого было сужение ВБА вызванное атеросклеротическим поражением или развитием пристеночного тромбоза.

В стадии инфаркта кишки (II стадия заболевания ОИИ) — начинается необратимая деструкция, гангрена кишечной стенки. В клинической картине инфаркта кишки преобладают симптомы, связанные с дегидратацией, интоксикацией, гиповолемией, кровопотерей. Появляются локальные симптомы со стороны передней брюшной стенки (болезненность и напряжение при пальпации, притупление в отлогих местах при перкуссии и пр.). Интенсивность болей несколько уменьшается, боли становятся постоянными в 88% случаях, появляется болезненность при пальпации у 94% больных. При поражении I сегмента боли при пальпации распространяются по всему животу, у 45% больных изначально локализуются в правой подвздошной области из-за некроза терминальной части подвздошной кишки. При окклюзии II сегмента поражаются преимущественно тощая, подвздошная и слепая кишка. Боли при пальпации начинаются слева, распространяются в подреберья и вниз по левой половине живота. У 1/3 пациентов болезненность при пальпации локализуется в левой половине живота. При окклюзии III сегмента преимущественно поражается подвздошная и слепая кишка. Боль локализуется в правой подвздошной области в 60% случаях. В 30 % в нижних отделах живота. У некоторых больных можно определить болезненное опухолевидное образование мягкоэлластичной консистенции (симптом Мондора). Периодически отмечается рвота , иногда рвота типа «кофейной гущей». Стул с примесью крови наблюдается у 1/3 больных –кровянистая слизь в испражнениях, напоминающая малиновое желе. Нарушается эвакуаторная функция кишки. Задержка стула и газов наблюдается 50% больных. Язык становится сухим, живот вздувается, при пальпации остается мягким. Перистальтические шумы отсутствуют в результате пареза и гангрены кишки.

При мезентериальном венозном тромбозе клиническая картина вообще неспецифична, боли в животе могут сохраняться несколько дней , пока не появятся перитонеальные симптомы. Лечение этой патологии резко отличается от терапии артериальной ишемии.

Все больные ОИИ и подозрением на наличие этого заболевания подлежат немедленному направлению в лечебное учреждение, имеющее лицензию на оказание первичной, специализированной медицинской помощи по хирургии в условиях стационара, при наличии условий оказания помощи в круглосуточном режиме.

О случаях отказа от госпитализации и самовольного ухода из приемного отделения следует информировать поликлинику по месту жительства пациента с назначением активного вызова хирурга на дом.

Протоколы диагностики острой интестинальной ишемии в стационаре

Основные задачи экстренной диагностики и экстренной помощи в хирургическом стационаре:

Общеклинические исследования: определение ЧСС (частоты пульса),ЭКГ, АД, измерение температуры тела.

Лабораторная диагностика: общий анализ крови, общий анализ мочи, ), биохимический анализ крови (билирубин, глюкоза, мочевина), определение группы крови и Rh-фактора, длительность кровотечения, свертываемость, ПТИ (протромбин по Квику, АЧТВ, МНО),фибриноген, тромбоэластограмма.

Обзорная рентгенография органов брюшной полости; ЭКГ (всем пациентам), рентгенография грудной клетки, УЗИ и УЗДГ брюшной полости.

Невозможность установить при поступлении любую другую причину выраженного болевого абдоминального симптома требует обследования и лечения пациента по алгоритму при ОИИ.

Диагностический алгоритм исследования:

Широко применяемым методом диагностики при острой хирургической патологии органов брюшной полости, включая ОИИ, остается обзорная рентгенография, однако в стадии ишемии рутинные рентгенограммы обычно представляются нормальными, но позднее, при переходе ишемической стадии в стадию инфаркта, на рентгенограмме видны признаки динамической кишечной непроходимости — расширенные газом петли тонкой кишки, отечность складок слизистой и редко, газ в воротной или верхней брыжеечной венах — поздний симптом ОИИ, свидетельствующий о некрозе кишки.

• УЗИ брюшной полости (всем пациентам при болях в животе — для исключения другой, кроме ОМИ патологии органов брюшной полости).

•Дуплексное УЗ сканирование часто не дает достоверной информации из-за пареза кишечника и низкой чувствительности в выявлении дистальных поражений сосудистого русла кишечника.

Трагической ошибкой для больных с такой патологией является неспособность хирургов любой квалификации нацелить свое внимание на выполнение неотложной спиральной компьютерной томографии с болюсным контрастированием и мезентерикографии. В результате больной подвергается серии стандартных исследований, что лишает возможность спасения кишки в стадии ишемии.

СКТ с болюсным контрастированием позволяет установить локализацию и протяженность окклюзии, выраженность коллатерального кровотока, а также дифференцировать артериальную или венозную ишемию.

Наиболее точным методом диагностики ОИИ является аортомезентерикография (при наличии технических возможностей стационара) . При селективной мезентерикографии оценивают состояние и анатомические особенности верхней брыжеечной артерии (ВБА), развитие коллатерального русла висцеральных сосудистых бассейнов, компенсаторные возможности коллатерального кровотока и определяют возможности выполнения рентгенэндоваскулярного вмешательства при поражении ВБА.

Спиральная компьютерная томография с контрастированием и ангиография (при наличии технических возможностей) должны рассматриваться в качестве обязательного метода обследования при подозрении на ОИИ

Важным обоснованием для выполнения мезентерикографии является необ-ходимость диагностирования у больных неоклюзионной ОИИ, которым оперативное лечение, как правило не показано. Симптомом неоклюзионной ишемии при мезентерикографии является четкое контрастирование ВБА и наличие сужений в периферических, чаще пристеночных сосудах, соответ-ствующих спазмированным сегментам.

При мезентерикографии представляется возможность разрешения окклюзионной ишемии путем тромбоаспирации, баллонной дилатации ВБА, селективного тромболизиса и стентирования (при условии, что ангиография проведена на ранней стадии заболевания).

Следует отметить, что перитонит является противопоказанием к мезентерикографии.

Протоколы лечения острого нарушения мезентерального кровообращения

При подозрении на ОМИ и отсутствии перитонеальной симптоматики показана стартовая консервативная терапия, которая зависит от СКТ-ангиографических находок. В настоящее время СКТ обладают большинство лечебных учреждений.

При подозрении на ОИИ и признаках перитонита показана экстренная операция после минимальной предоперационной подготовки.

Перед операцией производится опорожнение мочевого пузыря, гигиеническая обработка зоны предстоящей операции, выведение желудочного содержимого толстым зондом (по показаниям).

Медикаментозная предоперационная подготовка проводится после оценки тяжести состояния по APACHE II. Основаниями для нее являются: распространенный перитонит, сопутствующие заболевания в стадиях суб— и декомпенсации, органные и системные дисфункции.

Наиболее целесообразным видом анестезиологического пособия является общая анестезия с ИВЛ.

Хирургическая тактика при ведении больных с острой интестинальной ишемией зависит:

1.​ от причины (вида) нарушения кровообращения в ВБА и ее ветвях: окклюзионные нарушения (связанные с эмболией или тромбозом верхней брыжеечной артерии), неокклюзионные (связанные неполной окклюзией ВБА, с ангиоспазмом и централизацией гемодинамики).

2.​ от стадии заболевания: стадия ишемии кишки, стадия инфаркта кишки, стадия перитонита.

Оперативные вмешательства, применяемые при декомпенсации острого нарушения мезентериального кровообращения в системе верхней брыжеечной артерии делятся на четыре вида:

1)​ операции на сосудах;

2)​ резекция кишки;

3)​ сочетание операций на сосудах и резекции кишки;

4)​ при распространенном перитоните-: резекция кишки, лапаростомия, формирование бесшовных энтеростом по методике Каншина, лапаростомия, программные санации брюшной полости.

Протоколы лечения острого нарушения мезентерального кровообращения

Оптимальным методом восстановления кровотока при остром нарушении мезентериального кровообращения является «идеальная тромбэмболэктомия». При острых нарушениях интестинального кровотока основными должны стать операции на ВБА.

В стадии ишемии рентгенэндоваскулярное лечебное вмешательство рассматривается как метод первого выбора.
Методика выполнения эндоваскулярных вмешательств:

Предпочтение отдавалось трансфеморальному и аксилярному доступам. Пункции артерий выполняли по методике Сельдингера. При выполнении рентгенэндоваскулярного вмешательства внутриартериально вводили 5 тыс. ME гепарина или ангиокс 250мг по схеме. При технически неосуществимой трансфеморальной катетеризации использовали левый трансаксиллярный доступ. Суперселективную мезентерикографию проводили только на фоне системной гепаринизации. Для абдоминальной аортографии использовали катетеры модификации PigTail диаметром 5 F. Для мезентерикографии – различные модификации катетеров диаметром 5-6 F. Во всех случаях исследование начинали с выполнения обзорной аортографии в двух стандартных проекциях (прямой и боковой). Боковая проекция обеспечивала оптимальную визуализацию устьев ВБА. При обнаружении стеноза обязательным считали проведение дыхательных проб с целью диагностики экстравазального сдавления верхней брыжеечной артерии. На одну инъекцию расходовали от 5-15 мл (при суперселективном введении) до 40-70 мл (при аортографии) контрастного вещества. Скорость введения автоматическим шприцем варьировала от 5 до 12 мл/с и выбиралась с учетом скорости кровотока в исследуемой артерии, определяемой с помощью пробного введения контраста. После подтверждения уровня окклюзии или стеноза ВБА и уточнении ангиоархитеконики ВБА и ее ветвей, выполняли антеградную механическую реканализацию проводниками, селективный тромболизис (актилизе (100мг) с целью лизиса мелких эмболов , расположенных в дистальных сосудах, недоступных для удаления) .

Аспирационную тромбоэкстракцию из ВБА и ее ветвей проводили с помощью аспирационных катетеров. В зоне сужения артерии выполняли балонную ангиопластику, а при необходимости проводили стентирование. При позиционировании стента в устье ВБА, учитывали проекцию устья, добивались протрузии его в просвет аорты после имплантации на 1-2 мм. Диаметр и длина стента подбиралась по данным интраоперационной селективной ангиографии. В большинстве наблюдений были использованы стенты диаметром 2-7 мм, длиной 12-28 мм. По завершении этапа имплантации стента выполняли контрольную мезентерикографию и обзорную аортографию. В месте артериального доступа гемостаз после исследования осуществлялся пальцевым прижатием места пункции с последующим тугим бинтованием и 24 часовой экспозицией или же с помощью автоматических устройств гемостаза.

После выполнения эндоваскулярного восстановления кровотока всем больным в первые сутки назначается гепарин в течение 24 часов по 1000 МЕ в час через инфузомат.

Известные трудности практического здравоохранения не позволяют всем лечебным учреждениям в одинаковой мере выполнить этот вид современного лечения.

При отсутствии возможности для эндоваскулярных вмешательств, необходимо выполнять «открытую» тромбэктомию.

В стадии ишемии кишки — традиционное ангиохирургическое вмешательство на ВБА с помощью катетера Фогарти.

Методика выполнения «открытой» сосудистой операции:

По уровню прекращения пульсации в ВБА можно предположить причину окклюзии: если пульс определяется в проксимальном отделе ствола и отсутствует на периферии, то наиболее вероятная природа окклюзии — эмболия. Отсутствие пульсации в проксимальном отделе магистрали (у нижнего края поджелудочной железы) указывает на тромбоз магистрали. Для тромбоза ВБА наиболее характерны изменения тонкой и правой половины ободочной кишки, для эмболии — в основном средних и дистальных отделов тонкой кишки (начальный отдел тощей кишки, как правило, жизнеспособен).

Если во время операции не удается выяснить причину сильных болей в животе (при отсутствии другой патологии) целесообразно с учетом анамнеза,

жалоб, осмотра и интраоперационных данных выполнить традиционное ангиохирургическое вмешательство на ВБА с помощью катетера Фогарти.

При неокклюзионной форме ОИИ несмотря на некроз кишки (изменение цвета и т.д.), пульсация сосудов брыжейки обычно сохранена или несколько ослаблена. Если кишка жизнеспособна, необходимо после лапаротомии вы-полнить СКТ с контрастированием (с целью подтверждения диагноза) и провести терапию папаверином.

При венозной окклюзии в отличие от артериальной пульсация сосудов брыжейки определяется отчетливо, переход от измененных участков кишки к здоровым- без четкой демаркации. При резекции кишки в просвете вен бры-жейки наблюдают тромбы, а артерии проходимы. При венозном тромбозе — ишемическо-некротические изменения, чаще ограниченные.

Методика выполнения «открытой» сосудистой операции:

Доступ осуществляли следующим образом: в рану выводили поперечную ободочную кишку и натягивали ее брыжейку, петли тонкой кишки отодвигали влево и книзу и расправляя ее брыжейку, одновременно с этим натягивая начало тощей кишки у дуоденоеюнального перехода. Брюшину, покрывающую брыжейку, рассекали по проекционной линии, соединяющей связку Трейтца и илеоцекальный угол. Длина разреза составляла 6–10 см. Поиск ВБА осуществляли при помощи пальпации сосуда. Необходимо вскрыть брюшину правее просвечивающегося ствола верхней брыжеечной вены. ВБА находится слева от верхней брыжеечной вены. Возможно выпол-нение прямой и непрямой тромбэмболэктомии. При локализации тромбо-эмбола в проксимальном отрезке 1 сегмента выполняли непрямую тромб-эмболэктомию. Если тромбоэмбол располагался в зоне мобилизованного участка ВБА, то производили прямую тромбэмболэктомию. После пере-крытия ствола ВБА и ветвей с помощью турникетов скальпелем производили поперечную артериотомию. После извлечения тромбоэмбола производили ревизию ствола ВБА выше и ниже артериотомического отверстия. Перед ушиванием сосуда в дистальном направлении вводили 5 000 единиц гепарина, разведенного в 30–50 мл 0,25 % раствора новокаина.

Чтобы проконтролировать состояние соответствующего сегмента кишки после артериальной реконструкции или определить границы резекции нежизнеспособных отделов кишечника, необходимо наблюдение в течение 20 — 30 минут. Показания для программной релапаротомии должны планироваться интраоперационно при первом вмешательстве и она должна выполняться в течение 12-24 часов.

Артериотомическое отверстие ушивали непрерывным швом мононитью 5-0 или 6-0 на атравматической игле. Об эффективном восстановлении кровотока судили по пульсации ствола и ветвей ВБА, прямых сосудов, появлению розовой окраски кишки и перистальтики. При выполнении непрямой тромбэмболэктомии использовали катетер Фогарти диаметром от 4 до 6 F.

2 ) Стадия инфаркта кишки.

Всем больным на стадии инфаркта выполняют реваскуляризацию тонкой кишки на всех уровнях окклюзии, при этом ведущее место отдается рентгенэндоваскулярным методикам восстановления кровотока в ВБА в сочетании с резекцией участка кишки.

Применение данной методики позволило решить проблему нарушения мезентериального кровотока практически любой локализации и этиологии, в отличие от стандартных способов реваскуляризации.

Традиционное хирургическое лечение при ОИИ в стадии инфаркта кишки включает следующие варианты : а) резекция кишки +операции на сосудах, б) традиционные сосудистые операции+ резекция кишки ; в) программные релапаротомии.

Некроз ограниченного сегмента или нескольких сегментов тонкой кишки свидетельствует обычно об эмболии.

Резекция кишки в качестве самостоятельной операции показана при эмболии или тромбозе во II и III сегментах ствола верхней брыжеечной артерии; при тромбозе ветвей и ствола верхней брыжеечной вены.

Резекция кишки в качестве самостоятельной операции бесперспективна при окклюзиях I сегмента ствола верхней брыжеечной артерии, так как при этом возникает тотальный некроз всей тонкой кишки и правой половины ободочной кишки. Резекция кишки , если она выполняется при окклюзиях I сегмента ( когда еще не наступил некроз кишки в соответствии с уровнем окклюзии), должна всегда комбинироваться с сосудистой операцией.

Сосудистые операции, выполняемые вместе с резекцией кишки, преследуют цель уменьшить объем резекции при окклюзии II и III сегментов.

Главное условие в стадии инфаркта – не формировать первичный анастомоз- возможно повторное возникновение ишемии.

3) Стадия перитонита — резекция кишки, формирование бесшовных энтеростом , лапаростомия, программные санационные реоперации

При артериальной окклюзии в ишемической стадии недостаточная выраженность выявленных изменений серозной оболочки кишки может повлечь диагностическую ошибку (особенно при лапароскопии). Следует отметить, что нередко и во время операции наблюдаются случаи ложноотрицательных заключений, когда хирург вместо ОИИ, устанавливает диагноз острого панкреатита, холецистита, болезни Крона, либо других заболеваний.

Доступ — срединная лапаротомия с осмотром всей тонкой и толстой кишки. Традиционно, при окклюзии 1 сегмента ВБА подавляющее большинство авторов выполняют резекцию кишки вместе с сосудистыми вмешательствами из-за большой протяженности некроза (вся тонкая кишка или вся тонкая кишка и правая половина ободочной кишки), а при поражении 2 и 3 сегмента ВБА и ее дистальных, мелких ветвей, делают только резекцию кишки (без сосудистых вмешательств). Эта тактика была обусловлена, в связи с возникающими при окклюзиях 2,3 сегмента и дистальных ветвей, техническими сложностями при попытке традиционной реваскуляризации и бесперспективностью применения открытых сосудистых операций.

Установление причины и стадии нарушения кровообращения в стенке кишки и протяженности поражения (фрагмент тонкой кишки, тонкая и ободочная кишка) важно для определения характера операции (реваскуляризация и/или резекция кишки). В стадии ишемии показано восстановление кровотока в ВБА не позже 6-10 часов от начала заболевания.
С целью ограничения прогрессирования ишемии и зоны некроза в оставшейся тонкой кишке также выполняют реваскуляризирующую операцию на ВБА, (если жизнеспособный участок кишки 1 м и более).

Следует отметить, что при ограниченных инфарктах кишки сосудистые вмешательства не выполняют , так как тромбируются дистальные отделы сосудистой системы брыжейки или сосуды стенки кишки.

При эмболии ВБА у подавляющего числа больных удается восстановить кровоток. В случаях, когда после неоднократных попыток не удается катетером Фогарти получить пульсирующий кровоток, — наиболее вероятной причиной ОИИ является не эмболия, а тромбоз.

При тромбозе устья ВБА показана операция тромбэндартерэктомия из просвета аорты через торакофренолапаротомный доступ.

При наличии гангрены кишки и выявлении окклюзии одного из сегментов ствола ВБА целесообразно вначале выполнить резекцию кишки с последующим выполнением сосудистого вмешательства. Такая последовательность обусловлена тем, что у некоторых больных реваскуляризация при некрозе кишки приводит к резкому усилению интоксикации, падению артериального давления ,способствует вымыванию из мезентериального русла и поступлению в общий кровоток бактериальной флоры. Развивается септический шок.

При ОИИ формировать первичный анастомоз после резекции кишки (с вме- шательствами на сосудах или без него) нецелесообразно. Необходимо выполнить резекцию с формированием концевых бесшовных стом по Каншину или же после резекции кишки ушить оба конца наглухо с назоинтестинальной интубацией приводящей кишки (первый вариант предпочтительнее, так как вид слизистой оболочки в энтеростоме будет отражать состояние кишки).

При неясном прогнозе ишемии или обширных изменениях, требующих несовместимых с жизнью тотальных резекций тонкой кишки , необходим перевод после операции в специализированный стационар для проведения длительного парентерального питания и возможной трансплантации тонкой кишки.

Острый мезентериальный венозный тромбоз.

При мезентериальном венозном тромбозе на спиральной компьютерной томографии характерна триада признаков: 1) недостаточное наполнение ствола верхней брыжеечной вены, 2) выпот в брюшной полости, 3) утолщение стенок сегмента тонкой кишки.

При изолированной острой венозной интестинальной ишемии, при отсутствии гангрены кишки и перитонита, инфузионная терапия, системная антикоагулянтная терапия, антибиотики широкого спектра действия могут привести к разрешению тромбоза.Эффективность тромболитической терапи неясна. При мезентериальном тромбозе , осложненным перитонитом, на операции в брюшной полости серозно-геморрагический выпот, тонкая кишка утолщена, отечна, синюшна без явных признаков нежизнеспособности и выраженной демаркации. Пульсация брыжеечных сосудов отчетливая, и хорошо определяются тромбированные брыжеечные вены. Такая кишка подлежит резекции, а дальше следует поступать так же, как при артериальной ишемии.

Постоянная послеоперационная системная антикоагулянтная терапия рекомендуется пациентам при остром мезентериальном венозном тромбозе и у пациентов с гематологическими заболеваниями, такими как дефицит протеинов C, S или AT III, так же и у оперированных с аритмией и патологией клапанов сердца.

Обычный нефракционированный гепарин (НФГ) с лечебной целью назначают в суточной дозе 450 ЕД на 1 кг массы тела пациента, что составляет для взрослого человека около 30 000–40 000 ЕД в сутки. Оптимальным методом лечебного применения НФГ после выполнения восстановления кровотока в системе ВБА является непрерывная внутривенная инфузия. Оптимальную дозировку НФГ подбирают индивидуально на основании определения активированного частичного тромбопластинового времени (АЧТВ) и тромбинового времени. Оптимально увеличение этих показателей в 1,5–2 раза от нормы. Длительность гепаринотерапии зависит от клинической ситуации и составляет в среднем 7–10 сут.

Низкомолекулярные гепарины (клексан)

Клексан вводят подкожно из расчета 1,5 мг/кг 1 раз в сутки или в дозе 1 мг/кг 2 раза в сутки. Для профилактики тромбозов и эмболий у больных, находящихся на постельном режиме назначается клексан в дозе 40 мг 1 раз в сутки п/к в течение 6–14 дней.

Применение непрямых антикоагулянтов

Терапевтический эффект применения варфарина оценивается при помощи Международного нормализованного отношения (МНО). Целевые показатели МНО 2-3.

Алгоритм подбора дозы варфарина, обеспечивающей терапевтический диапазон МНО (таблетки варфарина по 2,5 мг):

Первые два дня – 2 таблетки (5 мг) однократно вечером после ужина, 3 день — утром определить МНО. МНО 4,0- пропустить 1 приём, далее суточную дозу уменьшить на ½ таблетки. Определить МНО через 1-2 дня. 4-5 день — утром определить МНО. Действия соответствуют алгоритму 3-го дня. Если подбор дозы занимает более 5-ти дней, дальнейшая кратность МНО 1 раз в два дня с использованием алгоритма 3-го дня. Продолжительность приема непрямых антикоагулянтов должна быть не менее 3 мес.

В качестве антиагрегантов используют тромбо-Асс, плавикс, зилт. Тромбо-Асс внутрь по 75 мг 1 раз в сутки в профилактических целях и при невозможности приема варфарина (если уверенности в контроле МНО пациентами не было, то варфарин исключают из рекомендаций). Плавикс (клопидогрель) назначают всем больным перенесшим эндоваскулярное вмешательство по 75 мг внутрь 1 раз в сутки.

Интраоперационная антибактериальная терапия внутривенным введением 500 мг метронидазола и 200 мг ципрофлоксацина. В послеоперационном периоде лечение этой же комбинацией антибактериальных препаратов: метронидазол 500 мг х 3 раза в день и ципрофлоксацин 200 мг 2-3 раза в день. При неосложненном течении послеоперационного периода курс антибактериальной терапии составляет 5-7 дней. При перитоните назначают цефалоспорины IV поколения (цефепим 2г х 2 раза в сутки в/в) в сочетании с метронидазолом (метрогил 500 мг х 3 раза в день, внутривенно). Спектр возможных возбудителей перекрывают следующие препараты: карбепенемы (меропенем и имипенем), цефалоспорины IV поколения (цефепим в комбинации с метронидазолом

Почему такая высокая летальность при мезентериальной ишемии?

Потому , что следует:

— заподозрить острую интестинальную ишемию ( сильные боли при мягком животе . ) до развития гангрены кишки;

-своевременно предусмотреть и выполнить СКТ с контрастированием;

-если есть возможность, выполнить диагностическую и лечебную мезентерикографию;

не формировать первичные анастомозы ( Моше Шайн,2003);

-выполнить программную релапаротомию;

-проводить корректную антикоагулянтную, дезагрегантную терапию.

Рекомендации по аппаратно-инструментальному

и материальному обеспечению при традиционном лечении:

• операционный стол с возможностью изменения

положения больного (правый бок, левый бок, положе-

ния Фовлера и Тренделенбурга);

комплект оборудования и инструментов для диа-

• общехирургический набор инструментов;

• «комплект белья хирургического универсальный

• катетеры Fogarty различных диаметров;

• атравматические нити (5/0, 6/0 -для наложения сосудистого шва;

набор сосудистых инструментов

Источник: zodorov.ru